Курс доллара
Средний
НБУ
Приват
Проминвест
Аваль
Ощадбанк
Конвертер

Правила застройки старого Киева.

В начале XX в. архитекторы и строители Киева руководствовались в повседневной практической деятельности Строительным уставом (последнее издание 1900 г.), обязательными постановлениями Городской думы (1879-1912 гг.), Циркуляром технико-строительного комитета Министерства внутренних дел и соответствующими решениями Правительствующего сената. Для удобства пользования этими материалами издавались сборники, составленные городскими архитекторами В.Н.Николаевым и И.В.Николаевым - отцом и сыном.
Согласно правилам застройки Киева, утвержденным еще 11 мая 1861 г. и восстановленным в 1873 г., все улицы города были разделены на четыре разряда: 1. главные улицы и площади; 2. второстепенные улицы; 3. менее важные улицы; 4. остальные улицы.
Улицы и площади первого разряда надлежало застраивать только каменными домами, крытыми железом, с лестницей из негорючих материалов, высотой не менее двух этажей.
На второстепенных улицах разрешалось, кроме каменных (учитывая и одноэтажные) сооружать по линиям улиц деревянные на каменных этажах или полуэтажах крытые железом здания с лестницей в каменных частях из материалов, которые не горят, а внутри дворов - деревянные на каменных фундаментах или столбах службы, крытые железом.
На улицах, отнесенных к третьему разряду разрешалось, кроме названного в первых двух разрядах, строить также одноэтажные здания под железными крышами, «с улучшенными фасадами».
Четвертый разряд позволял сооружать сплошь деревянные и деревом крытые здания, «с фасадами без особых украшений».
Однако угловые здания подчинялись правилам улиц высших разрядов, то есть вполне дальновидно предполагалась будущая застройка.
По каждому разряду приводился полный перечень соответствующих киевских улиц.

Киевская крепость - крупнейшая земляная крепость Европы и вторая по величине в мире.
Фото с сайта www.kiev-live.com
Из-за наличия в Киеве крепости на Печерске, районы строительства и высота зданий иногда испытывали ограничения, обусловленные так называемыми «эспланадными правилами» (эспланада - открытое пространство перед фронтом крепости). Даже после отнесения крепости в 1897 г. к разряду «крепость-склад» ограничения продолжали действовать, сдерживая застройку города до 25 июля 1909 года. После их отмены стало возможным сооружать большие доходные дома на Липках и в других частях.
На возведение любого частного здания нужно было разрешение городской Управы, и для получения такого разрешения владелец земельного участка или дома обращался с письменной просьбой («прошением»), добавляя к нему копии проектных чертежей фасада, пересечения и поэтажных планов в двух экземплярах, подписанные автором проекта, а также заверенный городским землемером план усадьбы с обозначенным местом нового здания. Проситель письменно свидетельствовал верность планов, если они не были подписаны городским землемером. К этому же проситель добавлял подписку архитектора или другого техника, который брал на себя обязательства ответственного строителя (если сооружение каменное). Текст подписки гласил: «Я, нижеподписавшийся, архитектор такой-то на основании ст. 195 Устава строительного п. XII свода законов (издание 1857 г.) и постановления Киевской Городской Думы от 6 сентября 1879 года, даю эту подписку в том, что имея право возводить здания, принял на себя надзор и руководство при сооружении того или иного в усадьбе, расположенной там-то, и обязуюсь отвечать за правильность и прочность работ, как в отношении самого сооружения, так и устройства при строительстве лесов, подмостков, лестниц и, в случае прекращения мной надзора, должен известить Управу».
На каждый проект, утверждаемый городской Управой, приклеивали специальный лист с отпечатанным стандартным текстом «По этому проекту разрешено выполнение таких-то работ с тем, чтобы через каждые 12 саженей (около 25 м) было устроено каменные брандмауэры на один аршин ( 0,71 м) выше кровли, лестницы из негорючих материалов, кровля железная, дымоходы прямые без лежаков, чтобы не было устроено снаружи зданий деревянных ходов, галерей и лестниц, не было устроено на чердаках жилого помещения, чтобы выступами, колоннами, пилястрами и лестницами не было занято более 6 вершков (около 27 см) на тротуаре, который должен быть выложен без уступов, и чтобы внешние стены жилых зданий были бы толщиной не менее чем в 2,5 кирпича.
Работы должны выполняться под наблюдением ответственного архитектора, от которого должна быть подана в городскую Управу подписка. Вообще же строение должно выполняться в соответствии с действующими узаконениями, и чтобы линии зданий были бы указаны Городским землемером с заверением об этом на плане, чтобы внешние стены были бы оштукатурены, а здание не занято под жилье в первый год сооружения». Эту форму подписывали член Управы и Городской архитектор. Правилами регламентировались условия застройки усадьбы, которая могла быть разделена на какое угодно количество меньших участков, с соблюдением противопожарных разрывов между зданиями, с обязательным сообщением каждого участка с улицей. В торцевых стенах, завершенных брандмауэрами, не позволялось устраивать окна, а также делать скат крыши на соседский участок. Соблюдение этих правил в условиях неравномерной, разновременной застройки улиц и кварталов приводило очень часто к появлению высоких глухих стен, которые из-за сложного киевского рельефа не украшали город и торчали, кажется отовсюду. Как пример - торец доходного дома на Ярославом валу, 14, кстати, не учтенный современными архитекторами при дальнейшем развитии соседней усадьбы, хотя возможность была, но не хватило профессионализма ...
Впрочем, некоторые старые ловкие застройщики лихо обходили это постановление - за счет устройства в торцевой стене неглубоких ниш с окнами и окошками вспомогательных помещений, которые якобы смотрели не в сторону соседней усадьбы, а визави, не выходя одновременно за пределы застройки (ул. Садовая, 1 или Б.Житомирская, 34), а также за счет широкой ниши с окнами со всех сторон (ул. Горького, 9, Богдана Хмельницкого, 32, Пушкинская, 21 и 23), - мол пока еще сосед построит что-то равновысокое мы поживем и так.
Лишь в редких случаях, когда архитектор имел возможность тактично откликнуться на уже существующее и явно специфическое сооружение соседнего участка, тем более своего же, появлялся хоть и глухой, однако, уместно и вежливо декорированный торец, как вот на Ярославом валу, 7 - рядом с караимской кенасой. Там декор в кирпиче с торца будто отражает боковой, с окнами, фасад кенасы.

Караимская кенаса в Киеве была спроектирована архитектором Владиславом Городецким, а строилась подрядной конторой Льва Гинзбурга.
Фото с сайта www.oldkyiv.org.ua
Это разумное правило уже в наше время стали некомпетентно, чтобы не сказать бездумно и вызывающе, игнорировать. Вот пример. Десятки лет оставался глухим торец старого доходного дома по ул. Владимирской, 40, и поэтому представлялась возможность следующим застройщикам продолжить сплошную линию сооружений от торца к торцу по ул.Золотоворотской, куда выходит указанный П-образный в плане дом. Раньше так бы и сделали, вне всяких сомнений: действовали Правила с большой буквы. Но в наше время случилось другое: при капитальном ремонте дома по Владимирской, 40 торец раскрыли окнами и балконами. А теперь делайте что хотите. И таких примеров в центре Киева, к сожалению, немало.
Надзор за выполнением строительных правил осуществляла городская Управа и полиция соответствующих участков города.
Среди обязательных положений тех времен - противопожарные требования, а также запрет оштукатуривать кирпичные стены раньше, чем через год. По тогдашней технологии строительных работ, сооружение любых кирпичных домов проводилось в зависимости от объемов, как минимум на протяжении двух сезонов, поскольку известняковые растворы твердели медленно, и кладка давала значительную усадку. Поэтому в первый сезон возводились стены, делались перекрытия и крыша. В следующем сезоне выполнялись сантехнические, отделочные и другие работы, и на осень дом был готов к заселению.
Основной упор в правилах делался на то, что нельзя делать при строительстве - считалось, что, собственно, как строить, знали все - этому учили достаточно хорошо.
Немало внимания уделялось взаимоотношениям и сосуществованию частных владельцев и их отношению к общегородской собственности и нормам общежития: улица, границы участков и т.п..
Отдельно оговаривалось устройство тротуаров вдоль частных владений на улицах города. В обязанности домовладельцев входило и содержание в надлежащем состоянии прохода, зеленых насаждений и половины проезжей части в пределах усадьбы со стороны улицы. Эту работу выполнял дворник: подметал, убирал мусор, опавшие листья и конский навоз в течение дня, а контроль неусыпно осуществлял околоточный надзиратель полиции.
Ширина тротуаров также регламентировалась четырьмя категориями, установленными постановлением городской Управы для всех улиц Киева.
Так, на улицах первой категории тротуары надлежало вымащивать на всю ширину - между мостовой и фасадом здания. На улицах второй категории тротуары устраивались у брусчатки и отделялись от домов палисадниками. Кое-где такие участки сохранились до сих пор на Жилянской, Никольской, Тарасовской, Золотоворотской, Франко и других улицах. На улицах третьей категории тротуары устраивались шириной 3 аршина (около 2 м), на улицах четвертой категории - 1,5 аршина (около 1 м).
Материалом для тротуаров мог быть асфальт, каменные и цементные плиты, плиты из обожженной глины, клинкер, бетон и лучший «белый» строительный кирпич - так называемый железняк.
Образцы старых киевских тротуаров кое-где сохранились и до сих пор: из толстых глыб трахтемировского камня - под аркбутанами Лаврской типографии, из гранитных плит большого формата, обработанных бучардой - от Свято-Троицкой ворот до паперти Успенского собора Лавры, из цементных плит с гофрированной поверхностью - на курдонёре Национального художественного музея (там даже есть рекламная плитка: «С. И. Суский въ Киеве»), из киевского кирпича - на территории Флоровского монастыря.

Успенский собор - прославленная святыня Православной Церкви, выдающийся памятник древнерусской и украинской архитектуры XI-XVIII вв.
Фото с сайта www.hurchs.kiev.ua
Практиковалось устройство тротуаров из различных материалов - полосками пешеходная дорожка из асфальта или цементных плит, а промежуток между деревьями вымащивался кирпичом и т.д..
Правилами застройки регламентировалось устройство световых приямков для окон полуподвальных помещений (тогда они назывались пристенными колодцами), навесов-козырьков над парадной дверью (тогдашнее название - зонт), въездов во двор. Все это обязывало владельца усадьбы не создавать препятствий и неудобств для пешеходов - ограничивался размер выступающих частей здания. Конфликты возникали особо острые, когда достраивались витрины магазинов - за счет, конечно же, уменьшения ширины прохода. Городская Управа проверяла размеры пристроек, накладывала штрафы на виновных.
Так же нужно было разрешение на устройство окна или двери в существующем здании. Городская Управа стояла на страже интересов киевлян, а не тех, кто пытался сделать удобно себе за счет других.
Достаточно типичным явлением было сооружение доходных домов одним владельцем на соседних участках, вглубь усадьбы в несколько этапов, начиная именно сзади. Кое-где так и остались многоэтажные флигеля и одноэтажные фасадные домики - или не успели, потому что началась война, или же не стало финансовых возможностей или еще что-нибудь. Правилами застройки это не запрещалось.
Так, известный строительный подрядчик и домовладелец Л.Б.Гинзбург после сооружения в 1900-1901 гг. большого доходного дома-рекламы на нынешней ул. Архитектора Городецкого, 9 впоследствии вложил капитал в еще больший доходный дом на смежном участке по Институтской, 16-18, где в 1910-12 гг. построил самый высокий в Киеве 8-11-этажный гигант. Обе усадьбы сочетались между собой дворами.
Священник П.Янковский, имея двухэтажный кирпичный дом-особняк на Обсерваторной, 19 (арх. А.Хойнацкий, 1880 г.), впоследствии строит рядом доходный четырехэтажный дом № 21, а со временем - № 17, переписав все три дома сыну и двум дочерям.
Высота домов правилами не ограничивалась, но следовало учитывать технические возможности. Так, при возведении большого прибыльного дома на Ярославом валу, 14 появились трещины, и пришлось делать тщательную инженерную проверку расчетов, усиливать конструкции, чтобы не допустить аварии. Последние были и тогда: рухнул в ходе строительных работ дом на Львовской, 14, погибли люди.
Нумерация домов осуществлялась «в порядке полицейских номеров» слева направо: левый бок составляли нечетные номера, правая сторона улицы - четные. Порядок предусматривал нумерацию улиц от Днепра по главным направлениям и от главных направлений (Крещатик - Большая Васильковская, Бибиковский бульвар - Брест-Литовское шоссе, Б. Житомирская - Львовская - Б. Дорогожицкая и т.д.) - шла нумерация боковых улиц. Этот порядок. заложенный еще тогда, существует и до сих пор.
Так сама жизнь и опыт застройки Киева, согласно правилам, которые всегда корректировались новыми условиями, выработали и тип доходного дома. Но об этом - в следующий раз.

Д. Малаков, Музей истории Киева
бюллетень «Янус Нерухомiсть» № 12, июнь 1998 года

10-04-2013

Обсудить с читателями 


Читайте также:





Другие рубрики сайта:

    - Архитектурная мозаика
    - Книжная полка
    - Лента закона
    - Стоит задуматься
    - Удивительное рядом
    - Улыбнемся



 

 
 
 
 
 
Охтень Татьяна Леонидовна

 Частный нотариус
 Свидетельство № 5332

 01034, г.Киев, ул. О.Гончара, 40

Время работы:
  Пн.- Пт. с 10-00 до 17-00;
  Сб.,Вс.- по договоренности.

  Тел.:
     044 235-20-35
     050 331-66-81
     093 288-02-07

  E-mail:tatokhten@rambler.ru
 
 
Оценка недвижимости
 
  Гоцманюк Александр
  Александрович
 
  Свидетельство
  МФ №6587 от 13.12.2008 г.

  Тел.:
     044 278-10-18
     093 538-28-58

 

"Летучий корабль" Фрэнка Гэри Архитектор Фрэнк Гэри по заказу холдинга LVMH и его руководителя, Бернара Арно, построил недалеко от Булонского леса здание фонда «Луи Виттон», в котором предусмотрено не только проведение выставок, но и иная культуртрегерская деятельность: концерты,...  подробнее 19.05.2019 21:19
 
Нью-йоркские дизайнеры напечатали лучший дом для жизни на Марсе . Нью-йоркское агентство дизайна и архитектуры AI SpaceFactory выиграло у NASA 500 тыс. долларов, напечатав на 3D-принтере дом для жизни на Луне или Марсе. Конкурс продлился четыре дня. Задача участников состояла в...  подробнее 14.05.2019 15:30
 
Самые необычные отели мира Раньше отели считались лишь местом, где можно скоротать ночь, однако такой стереотип уже давно в прошлом. Сегодня хозяева отелей пытаются выделится среди остальных, привлечь к себе больше клиентов и делают всё, чтобы даже их здание само по себе считалось...  подробнее 16.04.2019 20:57
 
(C) Мастер недвижимости «Янус», 2010